1prof.by — информационный портал федерации профсоюзов Беларуси
поиск
Белорусский профсоюз работников государственных и других учреждений
Членская организация Федерации профсоюзов Беларуси Телефон: +375 (17) 203-92-33
Электронные обращения граждан и юрлиц

Про «вредные» самолеты и «губу» над фюзеляжем: как кружок с историей кует чемпионов

6 февраля 2019

Авиамодельный кружок Пинской городской организации ДОСААФ просто-таки уникальный. Работать начал в 1935 году и воспитал сотни мастеров авиамодельного спорта, дал путевку в жизнь многим известным в стране и за рубежом людям.

За все это время у кружка было всего два руководителя: его основатель Евгений Смолко и Александр Кучеров, который работает с кружковцами уже 60 лет. К слову, Александр Степанович признан лучшим в стране инструктором-авиамоделистом.

***

Еще в 1952 году пинчанин Евгений Борисевич изготовил модель самолета, установившего мировой рекорд по дальности перелета – 379 километров. Достижение никто не мог побить в течение 15 лет.

– Рекорд был официально зарегистрирован, – уточняет Александр Кучеров и показывает фото, на котором запечатлен победитель.

В это время в помещение заходят три человека.

– О, чемпионы пришли, – и собеседник представляет вошедших. – Отец и сыновья Гопкалевы.

 – Все трое чемпионы? – интересуюсь.

 – Все четверо, – сначала вводит в заблуждение Кучеров, а потом объясняет, что человек на фото – отец и дед семейства. – Как видите, у нас тут династии.

 Мы все еще не верим, что так удачно поймали момент и приветствуем студентов Артема и Андрея Гопкалевых – действующих чемпионов Беларуси по авиамодельному спорту и их отца Сергея, привившего мальчишкам еще в детстве любовь к интересному занятию. А Александр Степанович продолжает удивлять.

 Оказывается, семейных династий кружок взрастил немало. К примеру, в семье пинчан Толмаковых модели самолетов мастерили дед, отец и… дочери.

– И мой сын Андрей еще при СССР стал мастером спорта по авиамодельному спорту, – рассказывает Кучеров. – Потом эстафету принял внук Миша Водчиц, став дважды чемпионом страны в разных классах: по свободно летающим таймерным и кордовым гоночным моделям. Сейчас он – второкурсник Белорусской государственной академии авиации, учится управлять беспилотниками.

 От самолетиков до ракетных комплексов

 Александр Степанович горд за своих воспитанников, говорит, за 60 лет руководства кружком многим помог определиться в жизни. Скажем, Сергей Осадчий стал летчиком-испытателем высокого класса, был в отряде космонавтов, но во время испытаний сломал руку и команду пришлось покинуть. После успешно руководил кафедрой в военно-космической академии им. Можайского (Санкт-Петербург). Владимир Туманов был в составе разработчиков российских оперативно-тактических комплексов «Искандер», впоследствии эмигрировал в Израиль. Андрей Гульшин работает заместителем начальника отдела в подмосковном НПО «Энергомаш», которое занимается разработкой и производством ракетных двигателей, в том числе и жидкостных, считающихся лучшими мире.

 – По большому счету, не важно, кто кем стал, хотя я и рад за тех, кто добился высот. Для меня гораздо важнее тот факт, что все занимающиеся у меня ребята стали хорошими людьми и специалистами – токарями, слесарями, фрезеровщиками. Занятия в авиамодельном кружке развивают руки – мы сами все мастерим. И голова должна соображать, ведь и чертежи самостоятельно делаем, и каждый свою модель самолета изначально в уме строит.

 Любви все возрасты покорны

 Пока мы рассуждали о судьбах бывших воспитанников, с немым укором в глазах пришел нынешний. Третьеклассник Кирилл Шепелевич не знал, как управиться с лонжероном и с чего начинать работу над нервюрой. Пришлось извиниться перед парнем за то, что так надолго задержала Александра Степановича и признаться, что я даже слов таких не знаю. «Вы же девочка, вам не обязательно», – снисходительно бросил Кирилл и увел-таки Кучерова к столу с ворохом бумаг, древесины, металла и прочих самолетных составляющих.

 Появился шанс понаблюдать, как рождаются радиоуправляемые модели. Оказывается, чтобы сделать достойный экземпляр, необходимо около тысячи часов работы над ним. Изначально делается шаблон на бумаге, затем ребята переносят детали самолета на пластик. Впоследствии требуется много запчастей: комплект из двигателя и регулятора, аккумуляторы, сервомашинки, воздушные винты и прочее. Среди прочего почетное место занимает пенопласт, лучше всего потолочный – ведь модель самолета должна быть очень легкой, граммов эдак 700, чтобы быстро летала.

 Соревнования авиамоделистов – это состязания на скорость, дальность и длительность полета, так что усилий при изготовлении приходится прилагать много. Как сказал еще один юный воспитанник Кучерова Влад Герасюк, самолеты очень вредные: «По характеру, я имею ввиду, чуть что не так, не полетят или полетят, но медленно».

– Лонжерон – основной силовой элемент, располагающийся по всей длине конструкции, к нему – особое внимание, – объясняет мальчишкам Александр Степанович.

Дальше они говорят о том, что у одного крыла две консоли, что «губа» под фюзеляжем очень даже функциональный элемент, может служить посадочной лыжей, рассуждают, из какого пенопласта лучше изготавливать истребители. В какой-то момент просят передать им кусочек древесины. Беру и не чувствую веса!

 – Это самая легкая в мире древесина – бальса, – спешит объяснить Кучеров. – Изготовленный из нее каркас самолета будет весить всего 15–20 граммов. Мы заказываем ее в Китае, хотя основным поставщиком на мировой рынок является Эквадор.

Наблюдаю за толпящимися за одним столом в помещении кружка мужчинами, возрастной состав которых от 8 до 80 лет, и понимаю, что авиамодельный спорт – увлечение навсегда. «Любовь к самолетам временной быть не может», – заключает Кучеров. Слышно, как вместе с 8-летним Кириллом они сопят над малюсенькой, но, видимо, очень важной деталькой будущего самолета.

 Галина СТРОЦКАЯ

Фото Александра ПОБАТА

Источник: https://1prof.by/news/society/pro_vrednye_samolety_i_gubu_nad_fyuzelyazhem_kak_kruzhok_s_istoriei_kuet_chempionov.html

 

Карта сайта